24 septembrie 2016

Векам, истории и мирозданью

Циприан Камиль Норвид (Cyprian Kamil Norwid) – польский поэт, драматург, прозаик и живописец.
Норвид родился осенью 1821 года в имении матери, в деревне Лясково-Глухы, недалеко от Варшавы.  Жизнь его была полна лишений с раннего детства.  Когда ему было всего четыре года, умерла его мать. В варшавской долговой тюрьме умер отец – Циприану было четырнадцать лет. Он родился талантливым мальчиком, из пятого класса гимназии перешел в частную школу живописи. А через три года, в 1840-м, дебютировал в печати.
В 1842 году Норвид выехал в Дрезден для совершенствования в скульптурном мастерстве  и остался в эмиграции. Жил в Венеции и Флоренции, затем в Риме, где познакомился с Адамом Мицкевичем и Зыгмунтом Красицким.
В 1849 году вернулся в Париж, где прожил десять лет, и познакомился с Юлиушем Словацким, Фредериком Шопеном, Иваном Тургеневым и Александром Герценом. Голодал, бедствовал, продолжал терять зрение и слух, а хуже всего страдал от недоразумений в отношениях с окружающими людьми и непонимания литературных критиков.
Зимой 1852 года Владислав Замойский помог ему выехать в Лондон, позднее Норвид уехал в США. Он устроился на работу в мастерской графика в Нью-Йорке, но тяжело заболел. Узнав о начале Крымской войны, пытался вернуться в Европу, но смог это сделать лишь через два года. Поселился в бедном районе Лондона, жил случайными заработками.
В 1855 году друзья помогли Норвиду перебраться в Париж, где ему удалось опубликовать несколько произведений. Жил в приюте Св. Казимира для престарелых и неимущих польских изгнанников на окраине Парижа в Иври, там и оборвалась полная невзгод жизнь эмигранта. Его прах был перенесён в общую могилу безвестных польских скитальцев на кладбище Монморанси под Парижем.
Большинство стихов Норвида остались в рукописях и увидели свет лишь в 20–30-х годах ХХ века. В России издали его небольшой сборник лишь в начале 70-х. Одним из  переводчиков был Иосиф Бродский. Однако львиную долю стихов, определившую облик книги, перевел Давид Самойлов.
Польша с опозданием в полвека открыла для себя Циприана Норвида. В 1904 году Зенон Пшемицкий обнаружил сборник его стихов «Poezyje» и начал публиковать произведения и статьи о творчестве поэта. Циприана Норвида стали причислять к крупнейшим польским поэтам наряду с Мицкевичем и Словацким. Полностью работы Норвида были изданы только в 1971–1976 годах,  но вся послевоенная польская поэзия рождалась и
росла в его незримом присутствии.
Его поэзию характеризует прежде всего всесторонний интерес к человеку, к содержанию его жизни. Наиболее оригинальный его цикл «Vade cum» (1865–1866) («Иди за мной» – слова Вергилия, приглашающего Данте к путешествию по аду), в который вошел шедевр норвидовской лирики «Рояль Шопена», а также «Вещь о свободе слова» (1869).    
Норвид необычен, как все истинные поэты. Его поэзия постигается душой, зачастую не осознанно. Скитальческая судьба Норвида дала размах его крыльям и широту кругозора. Хотя в поэзии Норвида в избытке горечи, в одном из последних своих стихотворений, написанном в приюте для неимущих, есть строки:
Все на земле проходит, остаются лишь поэзия и доброта и только они.

12 septembrie 2016

Bucătăria polonă: Рыбный пудинг

Здравствуйте, уважаемые посетители блога Polonistica!
Вот и осень на дворе. Я люблю осень, особенно нашу, молдавскую: долгую, теплую,
солнечную и невозможно красивую! А еще — богатую... Ну да что я вам рассказываю, думаю, и вам нравится наша осень.
Приглашаю вас на нашу польскую кухню. Сегодня в программе блюдо, которое можно приготовить в любое время года, оно называется Рыбный пудинг. Блюдо недорогое, оригинальное и вкусное. Так как готовить его следует в духовке, я и придержала рецепт до сентября, когда жара уже спала.

Нам потребуется:
Филе рыбное (треска) — 200 г
Багет — 1 шт.
Яйцо — 1 шт.
Лук репчатый — 1 шт.
Шампиньоны — 10 шт.
Сыр — 80 г
Молоко — 200 мл
Петрушка — ½ пучка
Приправа для рыбы — по вкусу
Соль, перец — по вкусу

Как приготовить:
Филе положить в кипящую воду на 10 минут.
Лук и половину грибов мелко порезать и обжарить на растительном масле. Филе взбить в блендере. Добавить яйцо, лук с грибами, зелень, приправы и половину сыра, натертого на мелкой терке.
Багет нарезать на равные кусочки 6-7 см длиной. Окунуть багет в молоко с одной стороны и сделать в нем углубление (с молочной стороны). Вторую половину грибов режем на половинки, обжариваем и укладываем в багет.
Заполняем багет рыбной начинкой. Если начинка осталась, можно использовать еще один багет. Ставим в разогретую до 180 градусов духовку и выпекаем 10 минут. Затем посыпаем тертым сыром и выпекаем еще пару минут. Долго держать в духовке не надо, чтобы начинка не пересохла.

Приятного аппетита!             

19 august 2016

POLONEZII ÎN CĂRŢI: William Saroyan “Aventurile lui Wesley Jackson”

O carte emoţionantă, copleşitoare prin sentimentele profund umane descriese de autor, cartea a stârnit controverse dinainte de a fi tipărită. Autorul ura armata şi războil care îl obligaseră la satisfacerea serviciului militar. O poveste despre suferinţele soldaţilor în timpul instrucţiei, despre dificultăţile generate câteodată oamenilor mai sensibili de disciplina cazoană absurdă, dar mai ales o mărturie despre camaradenia dintre oamenii care-şi doreau cu toţii un singur lucru – să scape cu bine din marele război. Din acest grup de camarazi, face parte şi sergentul  Cacalokowitz, un polonez care câştigă respectul şi prietenia soldaţilor, datorită modestiei lui.
...Într-o seară, după ce sergentul pe care-l aveam în acele zile, pe nume Cacalokowitz, ne-a muştruluit o jumătate de oră, cu buza de jos ţuguiată, cum făcea când îşi alegea cu grijă cuvintele, încheie astfel: Comandantul companiei mi-a cerut să vă spun ceva neoficial. Ceva ce trebuie să rămână între noi. Armata n-are nevoie de “zâne “ – aşa că oricare dintre voi, băieţi, e “zână”, să vină la mine după exerciţiu, pentru că şefu  zice că nu-I vina lui. Doar că armata n-are nevoie de aşa ceva. A-ţi priceput?
...Aveam obiceiul să ne strângem în jurul lui Cacalokowitz după ce terminam pregătirile, să aflăm ce bârfe mai circulau prin unitatea militară şi să glumim cu el – aşa că la fel am făcut şi acum. Camarazii glumeau, alegându-şi excelent cuvintele.                        
    ...Şi l-ai făcut cu ştaif, zise Joe Foxhall. Eşti un european, sergent, asta eşti.
- Ce-i aia european? Întrebă Cacalokowitz.
- Vrei să spui că nu ştii ce-i aia un european, sergent?- Sunt polonez, zise Cacalokowitz.
- Eşti un cetăţean al lumii, zise Joe. Asta eşti.
- 
OK, răspunse sergentul.
...L-am privit pe Lou Marriacci cum se-ndepărtase, proptindu-l pe sergentul Cacalokowitz. Era ceva aproape minunat, deşi nu-mi puteam da seama ce anume. Poate faptul că sergentul îl rugase pe Lou: Mergi mai încet, sunt rănit. Simt cum mi se scrurge sângele dintr-o rană. 
...Era aproape opt jumătate, când m-am întors la cazarmă, aşa că m-am dus direct spre postul subofiţerilor şi i-am înapoiat sergentului Cacalokowitz lucrurile. Stătea în spatele micului birou, uitându-se pe lista cu cei bolnavi. Şi el arăta destul de bolnav. Când se uita în sus, la mine, n-am zâmbit sau altceva. Nu era nimeni acolo, aşa c-am scos lucrurile din buzunar şi i le-am dat. M-a privit ca şi cum ar fi vrut să afle ce ştiam şi cred că şi-a dat seama că ştiu multe pentru că mi-a zis scurt:                                                                      – Mulţumesc, Wesley!
...Fuseserăm deja despărţiţi de o mulţime de lucruri, iar acum urma să nu ne mai vedem prietenii pe care de-abia ni-i făcuserăm în armată. Sergentul Cacalokowitz ştia ce simţim fiindcă într-o seară ne spuse: – Dacă voi, cei din compania B, vreţi să daţi o petrecere înaintea plecării, OK, daţi-i bătaie, dar zic să vă grăbiţi din cauza că unii dintre voi s-ar putea să plece într-o clipă.
“Nu-i nici un dubiu că omul ajunge să fie un luptător curând după ce e luat la armată, dar nu cred că este exact acelaşi tip de luptător la care se referă armata.

Recomandăm spre lectură!

09 august 2016

Bucătăria polonă: Холодник

Здравствуйте, дорогие посетители нашего блога!

Хочу предложить вам рецепт истинно летнего блюда, популярного в славянских странах, каждая из которых готовит его по-своему. В Украине
это холодный борщ, в России — окрошка, в Польше — Холодник. Прелесть этого супа заключается в том, что он не только утоляет голод, но и освежает жарким летним днем. Еще это блюдо хорошо тем, что обойдется вам совсем недорого.

Итак, какие продукты необходимы, чтобы приготовить Польский холодник:
Свекла — 5–6 шт.
Вода — 2 л
Яйца  — 2–3 шт.
Огурцы — 2–3 шт.
Зеленый лук, эстрагон, базилик, укроп — по вкусу
Лимон (квас, уксус) — по вкусу
Соль
Сметана

Как приготовить:
Часть свеклы помыть, почистить, натереть на терке и проварить на среднем огне  полчаса.
Затем отвар процедить, а свеклу выкинуть.
Другую часть свеклы залить небольшим количеством воды, немного посолить  и тушить минут 20.
Из отвара приготовить квасок. Для этого в отвар добавить соль по вкусу, стакан кислого кваса (думаю, что подойдет наш молдавский из отрубей),  лимонный сок или 1–2 ложки уксуса. Должен получиться кисло-сладкий, слегка соленый квасок красивого свекольного цвета. Поставить его на холод.
Свеклу, огурцы, вареные яйца, зеленый лук, базилик и любисток (леуштян)  мелко порезать, укроп — растереть.
В глубокой посуде соединить овощи, залить свекольным квасом, разлить по тарелкам, положить 2–3 ложки сметаны и есть с удовольствием.

Приятного аппетита!

01 august 2016

Ян Каспрович и его мир

Ян Каспрович (Jan Kasprowicz) — польский поэт, драматург, литературный критик и  переводчик.
Он родился 2 декабря в деревне Шимбож, в Куявских землях, в семье бедного неграмотного крестьянина. Учился в немецких гимназиях в Иновроцлаве, Познани, Ополе и Рацибуже.
Ян Каспрович начал писать стихи еще в гимназии, и первые его стихотворения были подражанием А. Мицкевичу. Некоторые из этих стихов увидели свет в варшавской периодике. Юного Яна влекла не только литература, но и политика. Он состоял в тайных патриотических кружках, конфликтовал с немецкими учителями, что привело к тому, что гимназический курс Каспрович закончил в 24 года.

Он продолжил образование в Лейпцигском, а затем во Вроцлавском университетах.
Его дважды арестовывали за причастность к социалистическому движению. В конце 1880 года переехал во Львов, сотрудничал с варшавской прессой и продолжал заниматься политикой. Хотя его бунтарской душе был ближе анархизм, поначалу Каспрович сблизился с социалистами. Его взгляды на поэзию тоже изменились, романтические традиции остались в прошлом, поэту стал ближе реализм.
В 1887 году  Каспрович провел полгода в тюрьме за  связь с  социалистами. Результатом проведенного в застенке времени стал цикл
Памятник Каспровичу в
Иновроцлаве.
сонетов «Из заключения», пронизанный ощущением подавленности и размышлениями над несправедливостью 
мира.
Первый поэтический сборник Каспровича «Поэзия» («Poezje») вышел в 1888 году. В сборник вошло 125 стихотворений, объединенных в тематические циклы, из которых выделяется цикл сонетов «Зхати», посвященный тяжелой жизни польского крестьянина, который сразу привлек внимание читателей и критиков.
Социально-критическая и крестьянская тема проявилась и позднее, в сборниках «С крестьянской нивы» («Z chlopskiego zagonu», 1891) и в драме «Конец света» («Swiat 
sikonczy», 1891).
C 1889  по 1900 год Каспрович работал в редакции газеты «Львовский курьер», в это время он написал поэму «Христос» («Chrystus»), которая проникнута бунтарским богоборческим духом. Решение общественных проблем Каспрович пытался найти  в этическом преображении человечества. Поэма была запрещена австрийской цензурой.
Примерно, с середины 90-х годов Каспрович увлекается модернизмом.  Ярким образцом этого увлечения стал сборник «Апіта lachrymans» (1894).
Ян Каспрович со своей женой
Марией Буниной.
Живое существо – разочарованная душа поэта, прячется от людей, чтобы  не испытывать чувства вины и стыда. Сборник пронизан пессимизмом, причиной которого послужил развод Каспровича с первой женой, Феодосией Шиманськой, и её самоубийство. Под впечатлением этой трагедии Каспрович написал поэму «Безнадежность любви»
(1891).
В 1898  году поэт издал новый сборник – «Куст дикой розы» («Krzak dzikej rozy»), который принес ему огромную популярность. Лирический герой-поэт полон разочарования, переходящего в отчаяние, и душа его сходит во тьму. Герой противопоставляет себя «серой толпе» – народу. Основное место в сборнике занимает цикл сонетов «Куст дикой розы в Темносмречинских скалах», где живой куст розы и сломанное дерево символизируют радость и печаль бытия.
Вершиной второго этапа творческого пути Каспровича стал созданный им в 1898–1901 годах лирический цикл «Гимны», который вошел в сборник «Мир, погибает» («Gina cemu swiatu», 1902). В создании цикла снова сыграла немалую роль личная драма Каспровича – его вторая жена, Ядвига, неожиданно ушла от него к человеку, с которым Каспрович был в приятельских отношениях. Восемь поэм, из которых состоит цикл, пронизаны религиозными мотивами, протестом против человеческих страданий и несправедливости  мира.
В 1904 году Ян Каспрович получил ученую степень доктора наук и с 1909 года заведовал кафедрой литературной компаративистики в Львовском университете. В душе поэта снова меняются приоритеты — он приходит к религиозно мистическому миросозерцанию, что ярко отражено в сборниках «Книга убогих» (1916) и «Мой мир» (1926).
В этот период вышли поэтические сборники «Баллада о подсолнечнике» (1908) и «Мгновения» (1911) – философские размышления Каспровича над жизнью и поэтические описания картин природы в духе импрессионизма.
В 1916 году вышел новый сборник Каспровича «Книга нищих» («Ksiega ubogich»), ставший самой популярной книгой поэта после «Гимнов».  Главные темы книги – единение человека с природой, детские воспоминания, а также трагические мотивы, навеянные Первой мировой войной.
С 1916 года Каспрович вместе с новой женой Марией Буниной поселился вблизи Поронина, в горном местечке Гаренда. Занялся общественной деятельностью. В этот период Каспрович занимался  исследованием творчества польских поэтов. Он самостоятельно в совершенстве овладел латынью и древнегреческим, освоил французский, английский и другие языки и много переводил  из английской, французской, немецкой литературы и античной поэзии.
Последний поэтический сборник Каспровича «Мой мир» («Moj swiat») вышел в свет в 1926 году. В него вошли стихи, написанные в духе народных гуральских (горских) песен. Используя гуральский фольклор и  диалектизмы, поэт рассказывает о быте, обычаях, обрядах и верованиях горцев, простых людей, жителей Татр.
Там в Татрах и закончилась жизнь Каспровича.  Он умер 1 августа 1926 года и 
похоронен в местечке Поронин недалеко от Закопане (Малопольское воеводство).